Вверх страницы
Вниз страницы

Brute's Code

Объявление

Новости

Не проходите мимо! Пирожки, горячие пирожки, интересные зрелища, стрелка вампира Валеры и оборотня Степана! В общем, мы рады приветствовать вас в нашем пока небольшом странном семействе. Присоединяйтесь, станьте частью этого милого дурдома.

Активисты

RPG TOP

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Партнёры

DEVOS Омегаверс
Все баннеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brute's Code » Игровой архив » [05.05.2017]Темнота и тишина.


[05.05.2017]Темнота и тишина.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники:Twins, Dmitry Kleinman.
Место действий:Городской парк.
Время действий:Глубокий вечер, ночь.
Краткое описание ситуации: Темно. Тихо. Собака. Никому не страшно.

Отредактировано Twins (2015-09-13 16:59:08)

0

2

- Я же говорил, никого мы тут не найдем. – бурчал Давид, нехотя бредя рядом с сестрицей и пиная попадающиеся под ноги камешки, банки из-под пива и бумажки. А он так хотел посмотреть сегодня мультики. Нет же, неугомонная сестренка потащила его в парк. Опять, небось, книжек своих начиталась.
-Ну чего ты бурчишь, как старый дедушка? – вздохнула Анна-Мария, улыбнувшись. – Свежий воздух полезен, а тут еще и луна какая, ты только посмотри! И звездочки.- девочка взяла брата под руку, плотнее прижавшись. Глупый братец, как можно сидеть дома в такую ночь? Так и просидит всю жизнь в своих дурацких мультиках.
Если бы кто-то их увидел, вряд ли бы одобрил подобную прогулку. Не зря по ночам этот парк пустовал. Ходили какие-то слухи, но, вроде, никто не погиб. Тем не менее, алкашей и любовных парочек заметно поубавилось, сегодня же им вообще не попался никто. Некому было остановить малышей, отругать и отправить домой. Не было дядечки-полицейского, что спросит, почему несовершеннолетние бродят по улице после десяти. Впрочем, для здоровья этих самых дядечек как раз было лучше не попадаться сегодня детишкам на глаза. Особенно в одиночку и в тихом месте.
- Лаааадно – протянул Давид, смирившись с судьбою и пообещав себе, в который раз, выкинуть на помойку все книги сестренки. – Пошли посидим, раз уж пришли. – мальчик потянул сестру в сторону ближайшей лавочки, покрытой облезлой зеленой краской. Переспорить ее все равно вряд ли получится, тем более, что они-то уже пришли сюда. Чего теперь-то выпендриваться.
Мария засмеялась, довольная легкой победой, вдобавок ко всему, нагло плюхнулась братцу на колени, положив на лавку ножки в новых лакированных туфельках. Двойняшки притихли, две пары глаз уставились в небо, действительно, кристально чистое сегодня. Что бы там не говорил Давид, а звездное небо любили оба. Мальчик обнял сестру, притянув к себе поближе. Чувствовать ее вес было приятно. Чем ближе находилась его единственная родная душа, тем сильнее билось сердце, тем краше было небо над головою, тем дальше и незначительнее становился окружающий мир. Да кому он нужен вообще, если все что ему нужно для счастья уже в его руках. И журавлик и синичка в одном флаконе.

0

3

Невыносимо. Он сжал зубы. Боль разрывала изнутри. Пора бы уже привыкнуть, но есть у оборотней такое свойство - когда давно не обращаешься, этот процесс проходит довольно неприятно. Ужасающе громкий крик, будто предсмертный, разорвал тишину. Серые бетонные стены подвала окружали со всех сторон. Давили. Не замечая, как скулы напрягаются, а челюсть сжимается до предела, мужчина затравленно осматривался. Задыхаясь, он ели продвигался вперёд. Нетрезвая походка, красные глаза и синяки – своим внешним видом он напоминал наркомана. Зная, что вот-вот приступ повторится, Дмитрий старался добраться как можно дальше, вглубь этого угнетающего места. Забившись в угол, он сполз вниз, к полу и прижался к холодной поверхности щекой. Дыхание участилось. Пальцы заёрзали по ткани рубашки, стараясь стянуть её. Скинув верх, Клейнман впился ногтями в пуговицу на джинсах, нервно дёргая её. Тщетно. Крупное тело затряслось. Его выворачивало наизнанку. Казалось, ещё немного и всё закончится. Но это продолжалось. Спина изогнулась неестественным образом. Дима заскулил, впиваясь подушечками пальцев в остатки линолеума. Хруст. Отчаянный возглас. Мат. Ещё крик. Хруст. Тихий шепот. Мужчина перевернулся на живот, стараясь не потерять сознание от сильной боли. Крик. Ещё одна кость меняла своё строение. Ноги быстро трансформировались. Треск разорванного джинсового волокна. Он прижал руки к лицу, борясь с нарастающей жаждой, и тут же их отстранил, наблюдая, как на коже появляется шерсть. Щелчок. Прогиб в спине. Пелена застилала зрение. Он учуял запах канализации и машинного масла. Голоса бездомных. Слишком громкие. Оскалившись, Дмитрий зарычал. Последний крик, переходящий в болезненный вой. Тишина на время накрыла комнату. Тут было темно, даже слишком. Но не для зверя. Он отряхнулся, вытягивая лапы вперёд. Шаг, шаг… Из разбитого зеркала на него глядели ярко-красные глаза. Чёрная шерсть в беспорядке, уши прижаты. Мощный волк фыркнул и просеменил к двери, немедля выходя наружу.

0

4

Чем сильнее ночь вступала в свои права, тем больше звезд загоралось на небе. Больших и чуть меньше, совсем маленьких. Они перемигивались, смотрели на задравших головы детишек. Светлые, чистые. Разве здесь, на земле найдешь что-то настолько чистое?
Анна-Мария смотрела во все глаза, чуть приоткрыв рот от восхищения. В такие минуты она ощущала себя героиней романа. Только не глупой и жалкой, какими обычно почему-то выходили подобные девушки. Слабые и никчемные, вечно чего-то ждущие от жизни, страдающие на ровном месте, такие неправдоподобные. Девочка в свои шестнадцать знала, что мир не способен дать ничего, только забрать. А потому, если хочешь что-то получить - отрывай с мясом, если хочешь что-то сохранить - держи обеими руками. Потому она и держалась за брата, прижимаясь как можно плотнее, чувствуя, как учащенно бьется его сердце под рубашкой, как его руки обнимают ее в ответ, нежно и крепко одновременно.
- Ты слышала? - Давид оторвался от прекрасного зрелища, нехотя посмотрел куда-то в темноту, в глубь кустов. Естественно, он ничего не увидел. Зато заметил, что многоголосый гомон ночных обитателей стих, погрузив парк в тишину. Мальчик слышал лишь равномерное дыхание сестры, да свое собственное.
-Неа... - девочка нехотя вынырнула из плена звездного неба и своих приятных мыслей, перевела взгляд на Давида.- Может показалось? - она улыбнулась, встретившись с ним взглядом. Глаза, смотревшие на нее были точной копией ее собственных, и дело тут не только в том, что они были двойняшками. Вся жизнь, все тяготы и невзгоды, отпечатавшиеся во взгляде Давида были точно такими же, как и у нее самой. Судьбу зря считают несправедливой злодейкой. Зря сетуют и ругают. Она абсолютно справедлива, давая и отнимая в равной мере, до капли. И все испытания и невзгоды, что были и еще предстоят были ценой за возможность быть рядом с ним. Долгом, на погашение которого не хватит всей жизни. Он не успел ответить, Анна-Мария коснулась губ брата своими, прикрыла глаза, чувствуя, как трепещет сердце в груди, стремясь быть еще ближе к родному человеку. Ближе, еще ближе. Поцелуй вышел долгим, она прервала его нехотя, не смогла удержать томный вздох, прозвучавший в наступившей тишине неожиданно громко. Ей даже стало немного стыдно.
- Думаю, там все же кто-то есть... - глаза Давида блестели возбуждением и интересом. Он улыбался, понимая, что все равно не сможет скрыть своих чувств и просто нагло менял тему. Сердце стучало, кажется, уже где-то в голове, разгоняя кровь и окрашивая бледные щеки мальчика легким румянцем. - Пошли посмотрим. - Не доведет до добра эта ее романтика, а потому лучше не молчать, говорить, разрушая волшебную атмосферу. Сестра кивнула, соскочив на землю, оправила юбку, снова улыбнулась ему. Давид поднялся, разминая затекшие ноги.
- Кажется, где-то там... - он указал рукой направление, несколько неуверенно, почесал макушку, рассмеявшись и взял сестру за руку.
- И почему мне кажется, что ты просто пытаешься заманить меня в кустики? - задумчиво проговорила девочка, посмотрев в указанном направлении. И тут же рассмеялась, поняв по реакции брата, что подобная мысль в его белобрысой голове определенно имела место. - Ладно, пошли, поищем твое шумное привидение.

0

5

Обращаться в городе было огромной проблемой, обыкновенно он уезжал в близлежащий лес, ночью там не было особо любопытных, что разгуливали без страха. Про ту чащу ходило множество слухов, так что горожане старались избегать походов туда. Когда сумерки накрывали землю, наступало время волков. Таковых было немного, ведь он строго охранял свою территорию от чужаков. Дмитрий терпеть не мог вторжений, ведь то что принадлежало ему и Виктории было неприкосновенным. Если что-то ему принадлежит, он это ни за что не отдаст. Сегодня  все с самого утра пошло не по плану. С условием, что оборотень долго не трансформирует своё тело, волк внутри начинает вырываться, если же мужчина был альфой, для него не составляло большого труда сдерживаться, то для беты данная проблема была основной. Тем не менее, прошло уже более двух месяцев с тех пор, как Клейнман позволял себе побегать во втором обличье. Для него это далось тяжело, ведь каким бы ты сильным не был, природа возьмёт своё. Так в это полнолуние с девяти часов всё тело ломило, казалось, что его бросает в жар, то в холод. И Дима знал, чему явление ломки предшествовало.
Выбравшись наружу, волк уверенно ступал крупными лапами по весенней почве. Ощущая влажную теплую траву под собой, он довольно фыркнул. В нос било множество запахов, от которых кружилась голова. Вот ещё одна причина, почему предпочтительнее было трансформироваться вдали от крупных населенных пунктов.
Чьи-то голоса привлекли внимание чёрного зверя. Он глухо зарычал, направляясь к источнику звука. Дмитрий понимал, что это люди, что стоит их избегать, но долгое пребывание в человеческой форме дало о себе знать, повадки животного брали своё.
Прокрадываясь вперёд, он всё яснее чувствовал их запах.
«Двое, их двое», - ступая аккуратно и бесшумно, он замер, наблюдая за парочкой подростков, которые что-то искали. Выглядели они весьма безобидно и, казалось, он бы без проблем разодрал незадачливых детей на части, но инстинкт подсказывал, что не стоит на них нападать. Вы знаете, что такое инстинкт? Это то, что позволяет оборотню выживать. Это главное. Инстинкты скажут то, чего не даст понять ни разум, ни зрение, ни запах.

0

6

Давид шел впереди, раздвигая влажные от росы ветки, придерживая их, чтобы случайно не ударили сестрицу по лицу. Одежда слегка намокла, но это не имело значения, ведь мальчику было интересно. А детское любопытство, как известно, непобедимо.
-У меня ботинки промокли! – подала голос Анна-Мария, впрочем, нотки недовольства были скорее наигранными, чем настоящими.  – Тут никого нету, неужели непонятно? – Давид лишь помотал головой. Детишки вышли на поляну и остановились. Вернее, остановился мальчик, девочка же ткнулась носом в его спину. Наверняка нарочно.
-Чувствуешь? – он затаил дыхание, пытаясь разобрать собственные ощущения. Анна-Мария, желавшая что-то сказать по поводу неуклюжести братца, тоже замерла, пытаясь поймать волну.
-Странно как-то... – такого мальчик раньше не чувствовал. Люди для близнецов, помимо внешности, отличались еще и по оттенку негативных эмоций, которые испытывали. Сейчас же, это не было похоже на человека, какие-то огрызки боли и злобы, а может еще чего, напоминавшие остатки каши по краям плохо вымытой тарелки. Ничего конкретного, лишь абсолютная уверенность, что рядом кто-то есть. Или что-то. Это не могло быть человеком, не могло быть и зверем, просто потому, что эмоции мохнатых любимцев близняшки не чувствовали.
-Не пойму, что это и где... – разочарованно подала голос Анна-Мария. Чем более непонятным было это непонятное нечто, тем больше девочке хотелось его найти. Может, если пройти дальше, ощущение станет более явным? Она решительно взяла топчущегося на месте братца за руку и потащила за собой. Теперь уже и ее распирал энтузиазм.
-Может это йети? – глаза Давида загорелись, решение ведь было таким очевидным! Увидеть снежного человека- редкостная удача! Можно даже на мобильник сфоткать.
- Мистер йети, выходите! – крикнул он куда-то  темноту. Сестра остановилась и вторила брату своим нежным голоском.  Не то что бы, прямо уж так поверила, просто если не можешь кого-то найти, проще просто позвать, разве нет? Голоса двойняшек разнеслись далеко в ночной тишине, однако ответа не последовало. Словно они были в страшной сказке. Только вот, дети не боялись, наверное отвыкли. В мире есть куда более страшные штуки, чем непонятное чудо-юдо в лесу.

0

7

Из своего своеобразного укрытия он прекрасно видел двух ребят: мальчика и девочку, внешне они обладали потрясающим сходством, потому можно было сделать вывод, что они либо двойняшки, либо близнецы. Ни того, ни другого Дима утверждать для себя не стал, он вообще не вдавался сейчас в подробности. Прищурив алые глаза, чёрный волк припал к земле, замирая. Ночное зрение позволяло отлично увидеть их, зовущих непонятно кого. Ясно было одно: они не обычные люди, ведь человек не смог бы уловить его присутствие,  поведение этих давало понять то, что дети прекрасно осознавали, что кроме них тут есть кто-то ещё.
Он не привык к чужакам, и в этот вечер желание альфы прогнать незваных гостей с его территории переполняло. Увы, Клейнман чувствовал что-то, что не мог объяснить. Ныне в Майкоп съезжалось столько существ, что порой он поражался, сколько видов всего на этом свете. То, что это не вампиры, Дима мог заявить со стопроцентной уверенностью. У вампиров был свой запах, они пахли смертью.
«Прогнать», - твердило сознание. Уперто и бесповоротно. Да так, что матерый волк почувствовал напряжение собственных мышц, перекатывающихся под шкурой. Как при прыжке.
Тихо ступая по поверхности, задевая высокую траву, зверь двинулся к незнакомцам, стараясь соблюдать дистанцию. Он вышел к ним, медленно приближаясь. Когда оставалось около пяти метров, оборотень замер, вглядываясь и принюхиваясь. Что-то внутри этих детей твердило – опасно. Будто табличка «злая собака», которую стоит обходить стороной. Но если они были угрозой для его сестры, стоило устранить, пока есть возможность.
Если бы подобное произошло года четыре назад, он бы не задумываясь, растерзал бедолаг, даже если бы они оказались сильными противниками, Дмитрий не смог бы иначе. Но не теперь. Теперь законы менялись, точнее, стирались рамки, и больше не существовало прежнего порядка. Стоило забыть, вычленить из памяти старое. Жить, охраняя свои границы без стаи невероятно тяжело, а из Виктории боец – так себе. Да и вряд ли брат позволил сестрице сражаться, ведь в таком случае его способности снизились, потому что постоянный страх за неё выгнал бы другие эмоции. Даже он понимал, что нужно искать союзников, тех, кто стал бы не частью семьи, но временным щитом, приходящим тогда, когда требуется. Постепенно вокруг образовывались альянсы, а прятаться из страха умереть он не мог.

0

8

-Собачка...- задумчиво проговорил Давид, разглядывая остановившееся поодаль существо. Большу такую собаку, с красными глазами и чуть блестящей, лоснящейся от росы черной шкурой. Мальчик замер в восхищении, разглядывая невиданного зверя. Теперь он точно, знал, что источником странных ощущений был именно он. Это было так здорово. Словно твою любимую еду приготовили по-другому, украсив к празднику. Да и само животное было красивым, словно явилось прямиком из сказки, как Серый волк. Только не серый, а восхитительно черный. Сестра тоже смотрела, прижавшись к нему и Давид был уверен, что глаза Анны-Марии сейчас сияют так же, как у него. Этот редкий, загаженный городскими выхлопами и заваленный пустыми бутылками лес и вправду оказался волшебным.
-Красивая... – тихо проговорила девочка, плотнее прижавшись к теплому брату. Определенно, она притащила его сюда совсем не зря. Вряд ли, в обычное время можно встретить что-то подобное. Анна–Мария встрепенулась, отстранившись и принявшись что-то искать в маленькой сумочке, болтавшейся через плечо. Копаться, правда, особо было не в чем, искомый сверток лежал на самом верху. Из него на свет лунный появилась пара бутербродов с колбасой, она взяла их, на случай, если они задержатся. Конечно же, братец о таких вещах, никогда не думал. Заодно достала и закинула в рот конфетку, затем подошла аккуртано, всего на шаг, медленно положила бутерброды в траву и сразу же отступила, увлекая за собой братишку, так и стоящего с открытым ртом.
-Ай! – получив саечку, Давид ойкнул, но возмутиться ему не дал пальчик сестрицы, прижавшийся к губам с призывом помалкивать.
-Муха залетит... Не пугай. – жалко было, если явившееся на их зов чудо испугается и убежит. Красивый и даже несколько величественный, волк был похож на дух ночного леса, такой же черный, пропитанный людскими пороками, изгадившими природный оазис.  Понятно, что после такого, любить людей он не захочет и не будет. Но ведь они с братом не такие!
-Мы не сделаем тебе плохо, кушай. – она улыбнулась, тепло, искренне, отойдя еще на шаг и потянув шебутного братца за собой снова.

0

9

Оглядывая двух ребят с обесцвеченными волосами, нельзя сказать, что они были седыми, скорее, серебристыми. Мужчина знал, что связываться с ними не стоит, но тем не менее желание узнать, кто они и здравый смысл подталкивали вперёд. Когда девочка положила на землю бутерброды, волк брезгливо фыркнул. Да, такую пищу он ел будучи человеком, но предлагать ему жалкий хлеб и нечто, напоминающее мясо, которое таковым назвать то было сложно… это верх безрассудства. Где они видели, чтоб дикий зверь ел подачки? Если, конечно, он не смертельно болен. А Дмитрий вроде как на здоровье не жаловался.
Он проигнорировал угощение и осторожно двинулся ближе к детям, каждый шаг останавливаясь и прижимая уши к голове. Топ, топ, капли влаги на осоке попадают на шерсть, приглаживая её, придавая шелковистый вид. Глаза зверя блестят при луне.
Неестественно плавной и величавой была его походка, такой не встретишь у бродячих псов. Взгляд прожигал маленькие фигурки насквозь. Он был крупнее обыкновенных особей  в зоопарках, достигая в длине туловища двух с половиной метров при весе сто килограмм. Ученые бы сказали, что он принадлежит к давно вымершему классу волков, существовавших во времена ледникового периода,  впрочем, они несильно ошибутся. Те, кто говорят, что оборотней нельзя классифицировать по видам так же неправы, ведь они все разные и предки у них выросли в разной среде. Всю эту информацию Клейнман получил от родителей, которые в свою очередь узнали от своих и так далее.
Запах от незнакомцев исходил приятный, особенно он выделил девочку, которая, вопреки нынешнему поколению не пахла так, будто вылила на себя тюбик духов, от которых обыкновенно хотелось заткнуть нос и убежать куда подальше.
Тем временем расстояние всё сокращалось и вот, он уже осторожно ткнулся влажным чёрным носом в ладонь гостьи, обнюхал и поднял глаза на мальчишку. Это сделать было нетрудно, при росте в холке метр и сорок семь сантиметров. Логично, что голова громадного хищника без проблем доставала до шеи каждого из детей.
Взгляд его был полон интереса, он будто проверял пришедших на прочность, будто не знал, можно ли им доверять. На самом деле Дмитрий не доверял никому, но эти времена требовали соответствующих мер.

0

10

За свою не слишком короткую, но довольно насыщенную жизнь, двойняшкам частенько приходилось видеть собак. Например на помойке, куда детишки по малолетству бегали играть и искать пропитание. Облезлые, злые, с животами, прилипшими к позвоночнику, эти животные едва ли не дрались с малышами за корку черствого хлеба, однажды весной дети с трудом убежали от целой стаи. Понятно, что любви к животным  малыши не испытывали. Но бывают и исключения, как то, что сейчас осторожно подошло к ним, сверкая в темноте красными глазами.
Огромное, сильное, полное животной энергии, завораживающе красивое существо. Влажный но ткнулся в ладошку Анны-Марии, девочка хихикнула, облизнула губки, нежно, едва касаясь, провела маленькой ладошкой по черной шерсти. Исходящий от зверя аромат пережитой боли был дурманяще сладким, она погладила его увереннее, аккуратно собирая лакомство, чувствуя, как остатки энергии покалывают кожу на пальчиках. Она была необычной и от того приятной, словно вкусность, которую раньше никогда не пробовала. Девочка щурилась от удовольствия, продолжая гладить черную шкуру зверя, чувствуя под ней его стальные мускулы.
Давид тем временем смотрел в его необычные глаза. Видимо, волк был сыт, раз не польстился на бутерброды, очень жаль, наверняка еда теперь промокла, напитавшись росой, а мальчик успел проголодаться. Обычным физическим голодом. Он чувствовал ауру зверя, но не касался его, решив оставить вкусняшку сестре. Ведь он умел различать привкус отрицательных эмоций гораздо хуже, ему бы сейчас те самые бутерброды слопать...
-Тебя кто-то обидел? – спросил мальчишка, глядя на огромного волка, в холке едва ли не ростом с него самого. Забавная, должно быть, картина, если не знать подробностей и сущности самих детишек.
–Хочешь, мы убьем их? Всех-всех? – тихим эхом отозвалась Анна-Мария, продолжая гладить. Кто мог обидеть такого красивого зверя? Сделать так больно настолько необычному волку? Она не знала, но от одной мысли ей становилось грустно. А потому она тщательно собирала остатки боли, засевшие в мышцах и даже, кажется, костях животного, уже не для себя, а просто потому, что ей было его жалко.

0

11

Подаваясь к руке, он ощущал, как остатки боли от недавно меняющих своё строение костей  и мышц уходят. Казалось, кто-то забирает весь скопившийся негатив. Знаете, это ощущение, когда напьёшься хорошего успокоительного? Первое время, пока не привыкаешь к таблеткам, пока их действие очевидно и сильно… похожие чувства. Переведя взгляд на девочку, он чуть отстранился и обратно ткнулся носом в ладошку, утверждая этим свои догадки. Эти дети не простые люди без страхов, наверняка, у них есть свои тараканы в мозгах, но его данная информация не интересовала.
«Такие союзники были бы полезными, к тому же я не в курсе, какие у них могут быть способности. Даже если у девчушки – всё, чем может владеть парень?», - впившись глазами в мальченку, Дмитрий замер, прижав уши к затылку. Он не злился, не проявлял агрессию, как многие неумехи бы посчитали. Он просто обдумывал все возможные обстоятельства.
Открыться им сейчас непозволительно совершенно, ведь неизвестно, как они отреагируют, когда поймут, что он отчасти так же человек.
-Тебя кто-то обидел? – заголосил юнец. –Хочешь, мы убьем их? Всех-всех? – Вторила ему, по-видимому, сестра.
Их запах давно дал ему понять, что дети пахнут почти одинаково, на коже каждого из них отпечатался след другого. Он довольно фыркнул, понимая, что не они одни с Викторией любят друг друга. Может, их отношения несколько иные, но всё же чувства похожи.
Чёрный зверь склонил голову вбок, будто обдумывая заданный вопрос, затем сел, гордо выпятив грудь, тем самым демонстрируя, что он достаточно силен и сможет расправиться с врагом сам, поднял к небесам массивную морду и завыл. Громко, протяжно…. Так, что его голос без сомнения оставил бы отпечаток боли на душах любых прохожих, случайно услышавших эту мелодию. Дмитрий надеялся, что они поймут его без слов и не будет необходимости принимать форму человека. После, встретившись глазами с близнецом, он поднялся на все четыре лапы, отряхнулся и выжидающе застыл, напоминая своей фигурой статую.

0

12

Это был очень умный зверь, наверняка он понимал человеческую речь. Дети были уверены в этом на сто процентов, той самой бескомпромиссной детской уверенностью, в которой нет места сомнениям. Очень жаль, что ответить животному тем же, в полной мере, двойняшки не могли, понимание языка зверей не входило в список их способностей. Хотя, быть может это было и не нужно. Действительно, чем пара маленьких детей способны помочь кому-то настолько большому и сильному? Наверняка, волк думал о чем-то подобном. Хотя, точно знать они не могли.
Зверь чуть отступил и Анна-Мария нехотя выпустила его восхитительную шерсть из тонких пальчиков, немедленно взяв за руку брата. Кожу все еще приятно покалывало, а от ощущения ладони родного человека в руке становилось только приятнее.
-Думаю, он очень гордый зверь. – Улыбнулась девочка, смотря на волка, всем своим видом излучающего независимость и силу. Да, забрать его домой вряд ли получится, одно нахождение в четырех стенах для подобного зверя будет мучением. А ей так хотелось сделать зверушку своей. Любить, кормить и не давать в обиду. Конечно же, на воле ему будет лучше. Малышка вздохнула.
Тишину ночного парка пронзил протяжный волчий вой, мощный и красивый, полный одному зверю ведомой боли и печали. Близнецы переглянулись, а затем задрали головы и завыли следом, глядя на луну, давно полноправно властвующую на небе. Конечно, пара тонких голосков, ни в какое сравнение не шла гласом настоящего волка, но, тем не менее, детишкам тоже было, что рассказать черному небу. И, возможно, их история заставила бы нервничать даже такого матерого хищника. Они рассмеялись, прижавшись друг к дружке так плотно, как только могли. Вряд ли они могли простудиться, но все же немножко зябли.
-Мы часто гуляем в этом парке .- Весело проговорил Давид, глядя в глаза умному зверю. –Так что можем иногда встречаться на этом месте, если ты не против. – Если уж не помочь, то погладить, да принести чего повкуснее, чем бутерброды с дешевой колбасой.
- А может даже поохотиться вместе. – Вторила мальчику сестрица, глаза девочки хищно сузились, а улыбка в лунном свете выглядела зловеще. Зверь ведь умный, он прекрасно должен знать, что добычей будут вовсе не белочки. – А сейчас нам, наверное, лучше уйти. Есть еще несколько дел...- это было чистой правдой, дела у детишек действительно были, а наткнуться на кого-то сегодня в парке вряд ли получится. Как не хотелось подольше побыть с чудесным волком, но, кажется, их сегодняшнее общение должно было закончится. Впрочем, будет еще ночь, много ночей и они вернутся, как и обещали.

0

13

К сожалению, именно, к сожалению, а не к счастью, он нуждался в поддержке со стороны. Сотрудничать с вампирами было попросту невыгодно, ведь эти твари могут прикончить тебя - чуть ослабишь хватку. А постоянно скалить зубы, отгоняя от себя назойливых чудо-трупов Дмитрий не хотел. Да и кому бы эта работенка понравилась? Другие оборотни - возможно, но тогда будут вечные всплески агрессии, междоусобицы и схватки, либо нужно образовать стаю, в которой лично он смысла не видел никакого. Что касается кицунэ - непредсказуемы, впрочем, как и другие виды существ. Ведьма вот в их с Викой компании была бы кстати, но найти эту незадачливую нечисть в маленьком городе оказалось тяжеловато.
Гордость вообще-то Дмитрию была несвойственна. И нет, не в том плане, что он мог бежать, поджав хвост, скорее, такая черта… которая в его понимании не запрещала врать, нарушать слово и подлизываться тогда, когда это необходимо. Если речь идёт о выживании, то он считал глупым упускать подобный шанс из-за дерьмового характера.
Дети выли на луну вместе с ним, что со стороны могло бы показаться глупым. И если б Клейнман был лишь прохожим, он бы, без сомнения, хохотал. Но в этой ситуации чёрный волк устало махнул хвостом, развернулся и пошел прочь от близнецов.
Будь он размазней, несомненно, посоветовался бы с Викторией, но вплетать сестру в решение их проблем не было желания, поэтому Дима решил обдумать возникшие мысли на досуге и заодно определиться. Их отношения были похожи на кинь-отбей, ведь не смотря на яркие чувства друг к другу, они умудрялись держать дистанцию.
"У меня есть время до следующей недели - точно".

0


Вы здесь » Brute's Code » Игровой архив » [05.05.2017]Темнота и тишина.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC